Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Чесно сперто из сети.
Памятка кота людям.....
1. Кот - венец творения и представитель Высшего Разума.
2. Всё, что делает Кот, правильно.
3. Кота следует обожать, лелеять и кормить.
4. Жрачки много не бывает.
5. Кот может спать везде, а ты – где позволит Кот.
6. Спихнул Кота с дивана – испортил себе карму.
7. Не дал Коту пожрать по первому требованию – испортил себе карму.
8. Не налил Коту массандровского – получишь в тапки.
9. Кот не ссыт. Кот окропляет Божественной Росой Избранные участки.
10. Орать на Кота – себе хуже.
11. Не дать Коту бабца – см. пункт 9.
12. Кот не царапается. Кот метит вассалов.
13. Кот не орёт ночами, а издаёт Божественное Благозвучие.
14. Метнул тапком в Кота – запорол свою карму нахрен.
15. Кот не раскидывает наполнитель из лотка, Кот реконструирует ландшафт.
16. Кот не шкодит, а снисходит до проявления интереса к бренному.
17. Кот не загаживает поверхности шерстью, Кот придаёт поверхностям лоск и мягкость.
18. Собаки - чмо.
19. Птички - жрачка.
20. Кто не проявлял благоговения к Коту, умрёт позорно и после смерти превратится в Симпсона.
:peshi:

PlagiatNIK.ru - Ник koshko1 защищен.

8 Ноя, 2009

7:59 PM


Кто-то когда-то просил выложить нечто вроде правил которыми я руководствуюсь.
Типа вот:
1.Совершай только то, на что считаешь что имеешь право.
2. Мысль не является оскорблением.
3.Хочешь уйти - уходи. Хочешь взять чьё-то - спроси разрешение.
4. Прямая ложь - мерзость. Обвинение в прямой лжи - тяжелое оскорбление.
5. Если мстишь, мсти соразмерно поводу.
6. Принадлежать никому нельзя. Можно позволить считать себя игрушкой, но играть собой - никогда.
7. Смотреть и взвешивать.
8. Уважать чужое право.
9. Живя не забывать об игре. Играя не забывать о боли. Чужая боль - не игра.
10. Цена есть у всего. Торговаться можно. Не заплатить - не о правилам.
11. Правила можно нарушать если имеешь на это право.
12. Помнить что все разные. И не проявлять рассизма. :)
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:14 

18.08.07

Ничто не вечно...
Впервые здесь. :duma:
Осматриваюсь, принюхиваюсь, ищу где что интересное есть...:shuffle: думаю: а не притащить ли сюда пару сказочек?:hmm:

01:41 

Ничто не вечно...
- Ночью всегда темно, свет далеких звезд не может рассечь плащ великой матери окутывающей нашу землю. Ночь это благо...
- Старый, старый дра Ши, сидя на могильном камне, рассказывал детёнышам новую историю.
- Ночью мы можем видеть сны и это благо, ночью мы сильнее, и это тоже благо.
Да... Раньше, когда мы ещё не стали одними из многих обитателей ночи мы тоже бродили под солнечным светом, добывали себе пропитание в поте лица, вынуждены были искать укрытия от плохой погоды, хищьников и других живущих под солнцем. Зато теперь у нас есть ночь и крылья. Теперь мы можем проходить в чужие сны и подолгу в них жить, становясь всё сильнее и сильнее.
И мы иногда можем приходить в мир дня, можем принимать обличье дневных жителей и быть среди них. Так мы ищем новых дра, мы рассказываем им странные сказки о сумеречном мире и они начинают желать в него уйти и, со временем их желание становится явью.

00:08 

Сказка...

Ничто не вечно...
Снова здесь. Как и обещал, вот сказка -

Дети Тени

Закат догорел и погас. Солнце крылось за горизонтом и не может обжечь глаза, наступает время ночи. Темнота окутывает землю покровом ночи и те, кто живёт в темноте, вступают в свои права.

Кошки забираются на крыши, охотятся на мышей, нетопыри гоняют мошкару, тени танцуют в отблесках фонаря, и наружу выходят те, кого принято называть Детьми Ночи.

Эти гибкие чёрные тела, эти изломанные движения, это беззвучное дыхание, обжигающее обнажённую кожу. Скользить, струиться, бежать, догоняя испуганную жертву. Наконец, когда она почти обессилев, остановится, на секунду коснуться губами её шеи и тихо раствориться в объятиях ночи.

Можно подняться на крышу, лечь навзничь и смотреть на холодные глаза звёзд. Можно затаиться в кустах и ждать следующую жертву. А можно уйти под шатёр ветвей Майского дерева и встретиться с такими же, как ты сам. С теми, кто не любит день, чьи глаза страдают от яркого света. Те, чью кожу обжигают лучи дневного светила.

Вас не очень много, но вы есть в каждом городе, в каждом жилище людей. Вы отличаетесь чем-то неуловимым от окружающих вас. Отличаетесь тем, что любите ночь. Ночь привычнее для вас, чем день, вы живёте Ночью. Вы предпочитаете засыпать, когда ваше тело почует первые признаки рассвета. Вы спите до того момента, когда солнце не начнёт свой путь за горизонт.

Тогда вы просыпаетесь, лениво потягиваетесь, выворачивая суставы, напрягая каждую мышцу, потом снова сворачиваетесь в комок и лежите без движения, быстрыми взблесками глаз глядя вокруг. Наконец когда полностью проснётесь вы встаёте, вытягиваетесь, расправляя всё тело, каждую мышцу, каждую косточку. Встряхиваете гривой волос, затем умываетесь, завтракаете, одеваетесь… пока что вы ещё вялы, ваши движения скованы светом дня, но солнце всё больше и больше клонится к закату, а вы всё больше и больше пробуждаетесь.

Наконец солнце касается горизонта, в вашем теле просыпается жизнь, вы хотите двигаться, хотите бежать, охотиться, танцевать. В вас кипит жизнь с приходом темноты, для вас это так приятно ловить каждое мгновение ночи – когда все засыпают, когда люди наоборот стремятся забиться в свои тёплые постели и уснуть там. Вы этого не любите и почти не понимаете, вам привычна ночь, когда небо черно, блестят холодные ледышки звёзд, а луна бросает неверный, голубоватый, дрожащий свет на землю.

Вы привыкли к этому. Вам это удобно, ваши глаза прекрасно различают неверное дрожание теней, отблеск влаги и почти не видят цвет. В привычном для вас мире цвета почти не существует, есть только черное, белое, серое и голубое. Из этих четырех цветов слагается окружающий вас мир – тот мир, к которому вы привыкли. Мир, в котором вы живёте, в нем нет каких-то четких граней, твёрдых правил, есть только одно правило – правило для ночных жителей. Вы должны жить, вы должны двигаться, вы страшно любите пугать. Вы творите свою, чуждую, ночную красоту.

Вы очень не любите день. День для вас разрушителен, разрушителен солнечным ядом, который проникает в вас, который сковывает тело, иссушает кости, обжигает своим раскалённым дыханием кожу.

Вам куда более привычен полумрак. И темнота ночи, вы живёте только для неё, для тёмных-тёмных ночей. Когда на небе всходит луна, которая окутывает вас своим дрожащим, мерцающим светом. Тогда ваша кожа расслабляется, она впитывает в себя каждой порой эту ночь, этот лунный свет. Вы слышите запахи, которые неслышны днём, вы чувствуете влагу тумана на лице.

Запах. Вы настороженно замираете, вслушиваясь в каждый звук, пытаетесь определить этот неверный аромат, вот вы наконец его учуяли: он сладкий и немножко горчит пережженным сахаром, в нем есть нотка полыни, которая вам напоминает о ваших. Это запах страха, запах дневных жителей, которых ночь застала вне их дома, а значит это запах добычи, это запах тех, кого можно догнать, можно испугать своим видом, но вы им почти не показываетесь – так намного страшнее. Вы скользите чёрной тенью на самой границе зрения. Когда вы охотитесь, вы почти не издаёте звуков.

Наконец этот сладкий момент завершения погони, жертва загнана в угол, стоит напряженно всматриваясь в темноту расширенными от страха глазами, пытаясь определить когда и откуда.

Миг и жертва тихо всхлипывает от только что пережитого ужаса от чуть влажно прикосновения холодных губ к жилке на шее, все её чувства говорят о том, что всё спокойно. Ночь снова стала привычной темнотой, исчезла давящая тишина и это пронизывающее ощущение чужого взгляда на затылке.

Сегодняшняя охота была удачна и хороша, испытывая приятную негу от славной охоты прячетесь в своих укрывищах от света дня и тем засыпаете. До следующей ночи…


13:40 

Странно...

Ничто не вечно...
Странные, непривычные ощущения. Напоминает привычную уже внутреннию опустошонность одиночества, но она какая-то другая, да и я сейчас не один... Я долго спал, сейчас сижу за машиной и попутно завтракаю, на работу только завтра, а чего-то нехватает...

Ночью был дождь, он стучал в окна, падал с неба и с шорохом разбивался об асфальт в мелкую пыль. Влажная морось висела в воздухе и было хорошо. Дождь стекал по лицу и дарил прекрасное ощущение чистоты. Не телесной, помыться я вполне в состоянии и в душе, а той внутренней чистоты, которая только и важна.
Но это было ночью, а сейчас очередной серый день который надо прожить.

18:44 

Ничто не вечно...
Меня давно не было, но я снова здесь появился! С поблеммами закончено. Я снова хочу общаться и рассказывать сказки.

19:12 

А вот еще сказка...

Ничто не вечно...
Ночь – не ночь, а тень не тень.
Свет – не свет, а день не день.
Все смешалось без порядка,
Что ни миг – ещё загадка…

Кто ты, бредущий под дождем? Куда ведет тебя дорога?
Твой серый плащ давно промок, и тихо ноют стоптанные ноги…
Далёкий путь из здесь в туда, заросшие полынью лиги.
И прихотливо свитая тропа сквозь козодоя крики…

Этот народ давным-давно осел на бескрайней равнине заросшей разнотравьем. Здесь были удобные выпасы для скота и множество мелких речушек, в которых не переводилась рыба. Небольшие островки леса дарили укрывища для многих мелких зверей.
Райское место для пахаря – земледельца, для садовника, ремесленника и просто тихого человека, который хочет жить на своей земле, растить деток да поглядывать на внуков.
Таким и жило одно из племен народа равнины, поля давали хороший урожай, ремёсла спорились в умелых руках сельских мастеров, и племя становилось богатым. Постепенно у них стали водиться товары не только для своих нужд и надобности соплеменникам, но и на продажу. Так появились купцы и дорога.
Дорога тянула свою серую спину с востока на запад, и сельские старики говорили в своих сказках внукам, что она однажды решила поспорить с солнцем, кто быстрее?
Обычно сказка рассказывалась так: давным-давно…

Давным-давно, когда всё было моложе, а Дорога только появилась и была совсем короткой, а наше село маленьким, Дорога очень завидовала Солнцу. Ведь оно за день проходит много больше, чем самый быстрый путник и видит множество разных земель и людей. Дорога тоже хотела увидеть новые земли и народы. Она считала себя очень быстрой ведь путник, и пеший, и конный проходят по ней намного больше чем по полю.
И тогда она решила поспорить с Солнцем, что доберется до моря быстрее, чем оно. Дорога добралась до Восточных гор, за которыми Солнце отдыхает после дневной прогулки, и ранним утром, когда Солнце только-только вскарабкивается на небосклон, Дорога окликнула его, и Солнце наклонилось к ней.
Жар Солнца больно опалил Дорогу, она стала серой и пыльной, но она решила ни за что не отступать от своего решения и сказала так: "- Ты бродишь высоко в небе, а оно все ровное, тебе ни за что не перегнать меня по земле! Давай бежать наперегонки! А чтобы ты не отклонилось от своего извечного маршрута, то мы побежим к морю. Если ты не боишься мне проиграть, то спускайся, и побежим!"
Солнце тогда тоже было молодым, и оно попалось на маленькую хитрость Дороги. Оно спустилось на землю, и земля заколыхалась от боли – Солнечный жар опалил и её. Хитрая дорога сказала Солнцу, чтобы оно спустилось в одну из расщелин в горах – там, де оно сразу освоится с бегом по земле и дальше ему будет легче.
Как только Солнце оказалось на земле, дорога спросила, готово ли оно бежать, но Солнце сказало, что нет, и просило немного подождать, чтобы оно освоилось. Дорога дала ему лишь несколько мгновений освоиться, а потом крикнула – "Побежали!" и рванулась к морю. Солнцу было тяжело бежать среди камней и поначалу оно отстало от Дороги, но потом, когда они выбежали на равнину, ему стало намного проще бежать и оно быстро обогнало Дорогу.
За Солнце тянулась полоса обожженной земли, и она все сильнее тряслась от боли. А Дорога бежала по его следам, так было удобнее, да и невозможно было потерять его впереди, Дорога просто боялась что Солнце, убежав достаточно далеко, прыгнет на небо и тогда точно перегонит её.
Так они и бежали весь день к морю. А люди испуганные тем, что на небе нет солнца, по земле стелется дым, а сама она трясется как в лихорадке, попрятались в холмах и все время жгли костры, чтобы помочь солнцу вернуться на небо.
К вечеру Солнце как раз прибежало на берег и село подождать дорогу. А Дорога уже давно выдохлась и едва-едва могла плестись, но через некоторое время и она добралась до берега. А там солнечный жар уже расплавил песок и камни, и теперь там плескалось огненное озеро. К стати Торговцы говорят что оно и поныне там.
Солнце ничего не сказало дороге, только улыбнулось, глядя, как она измучилась, и нырнуло в море, чтобы по воде добраться до Восточных гор и там, у себя дома, спокойно уснуть.
Земля, опаленная Солнцем, решила отомстить Дороге, виноватой в её ожогах и она сделала так, что Дорога растянулась по своим следам – от Восточных гор до моря, и навсегда прилипла к земле. Теперь Дорога могла расти только в длину и немного в ширину, а Солнце по-прежнему бродило по небу и больше уже никогда не опускалось на землю.

Был серый, дождливый, осенний вечер, когда в село забрёл путник в сильно поношенной одежде, с которой вода текла просто ручьем. Он зашел в трактир, подошел к стойке и сказал хозяину, что у него нет денег - заплатить за ночлег и еду, но он может отработать, а ещё он сказитель и если хозяин не против, то он с удовольствием порассказывает публике разные истории.
Хозяин был человеком не злым, и он разрешил пришедшему поработать своим умением. Он кликнул подавальщицу и сказал ей чтобы она налила путнику супа и пива.
Когда путник поел, он подозвал к себе пару ребятишек, усадил их рядом и начал рассказывать сказку. У него оказался хороший голос, да и мастерство рассказчика тоже было, так что постепенно люди в зале стали прислушиваться, а потом весь зал замер в тишине и только голос рассказчика ткал полотно сказания.
Сказочник понравился людям, и его попросили остаться ещё хоть на день, а потом ещё, и ещё… так он прожил в селе три месяца. А потом он ушёл, и с ним ушла душа одной молоденькой девушки, эта девушка больше всех слушала его сказки – уж очень они ей понравились. Так понравились, что её душа не смогла перенести расставания и отправилась вслед за ним.
И вновь унылые дни на дороге, пыль или грязь под ногами, встречи с путниками, обозами и разбойниками – то из чего и состоит жизнь любого бродяги. Но бедная девушка не могла жить таким образом, она была создана для жизни на своей земле. Постепенно она стала грустнеть, а потом хворать и хизнуть.
Тогда путник оставил её в одном из селений через которое они проходили. А через несколько лет она умерла, не выдержав разлуки с его сказками. Путник оставив девушку пошёл дальше – для него не было другой жизни и через какое-то время за ним снова ушла девушка, а потом осталась в каком-то случайном поселке, и так продолжалось много раз пока он не состарился и… возможно пока не вернулся туда откуда пришёл…
В то селение о котором я рассказываю приходили ещё путники. Одни были торговцами, другие просто случайные прохожие, а третьи… третьих объединяло одно – все они были сказочники, у них были черные волосы и глаза, смуглая кожа и от всех них пахло нелюдью.
Они рассказывали свои сказки и их просили остаться и ещё порассказывать, путники оставались и плели плотна грез и сказок, а потом, когда их бродяжья кровь вскипала и они уходили, с ними уходил кто-нибудь из селения.
Сначала их стали опасаться, потом бояться, а потом и ненавидеть. С тех пор они почти не заходили в это село и постепенно сами стали персонажами сказок сельчан, но потом они вернулись и все повторилось и так продолжается и по сей день.
Мы приходим чтобы уйти!

17:57 

Ничто не вечно...
Фссс...
Новый день новые заботы...
Испек торт, скучю в нете, знакомых невидно....

15:35 

Ничто не вечно...
Блин! Не знакомьтесь в больших количествах с девушками! Последствия самые непредсказуемые! А ещё они ПОСТОЯННО!!! звонят!

12:58 

Наконец-то!

Ничто не вечно...
Ну наконец-то я восстановил свой аккаунт на яндексе. Теперь можно снова пользоваться всеми услугами :))))

@настроение: !!!

04:06 

Ничто не вечно...
Ффу! Давненько я тут не был! Наконец нашел и вспомнил реквизиты для входа!

Сейчас в основном присутствую в Лаборатории чувствующих - senseslab.info/forum/ - лтличное местечко для молодых магов и для ведущих собственные разработки...

@темы: магия, оккультизм, эзотерика

19:00 

Ничто не вечно...
что-то меня на тесты прибило....

Поздравляем!!! Ты — Аманэ Миса
Поклонница маньяка-убийцы Киры. Ты милое, очаровательное существо до безумия влюбленное человека, отомстившего за смерть твоих родителей. Ты сделала все, чтобы разыскать его и не постеснялась использовать телевидение и собственную Тетрадь Смерти, потому что когда тебе действительно что-то нужно ты добиваешься этого любыми путями.
Пройти тест


хе-хе-хе... мерский я....

Ты избрал путь воина Света.

Держа в руке тяжелый боевой молот, ты обходишь дозором самые отдаленные районы Ар Каима. Едва почувствовав твое присутствие, Тьма расступается. Иногда ты посещаешь своих побратимов, воинов Порядка в Лютеции, и после обычных формальных приветствий вы вместе идете в шумную таверну.
Пройти тест

21:44 

Магия вероятностей

Ничто не вечно...
Так зыбко… множество тонких, слегка вибрирующих, постоянно движущихся нитей, множество цветов и оттенков… мерцающий занавес над темнотой уснувшего мира…
Тени, сны, эмоции и строгий расчет. Все движется, переплетается, но целиком картину охватить невозможно – взгляд не достигает границ, а присмотришься внимательнее, и другой кусок выпадает из поля зрения. Это так странно и необычно – оно все звучит и переливается радужным многоцветьем.
Я не видел ничего подобного ни в буйстве красок астрала, ни в дымном тумане Декона. Это ткань которую созидает Великий Ткач, это Узор Судеб, это нити вероятностей… Разноцветные нити которые тянутся во все стороны в бесконечном ничто, некоторые отдельно друг от друга, некоторые объединены в пучки. Иногда на нитях можно заметить узелки, иногда есть заусенки, иногда нити пересекаются и сплетаются в одну. Полотно жизни, которое мы созидаем каждый миг, узор из поступков, картина из причин и следствий.
Каждая нить - человеческая судьба. Каждый узелок – сложный переломный момент. Каждая заусенка – возможность поступить по-другому, выбрать другую возможность, сделать иначе. Пучки – несколько судеб, которые чем-либо объединены, общим делом, чувствами, и тому подобным. Переплетение нитей – общая судьба.

Расслабьтесь, закройте глаза и сконцентрируйтесь на желании видеть. Если ваша воля сильна, если червь сомнения в возможности сделать это не будет точить фундамент вашего желания, то вы увидите.
Я не говорю, что вы увидите это в прямом смысле слова. Это будет странная, зыбкая картина у вас в сознании. Но вашей волей вы сможете ощущать ее, понимать и изменять. Найдите – почувствуйте вашу собственную нить вероятности, коснитесь ее и слейтесь с ней, так вы узнаете ваше будущее – то каким оно может быть в данный момент.
Будущее постоянно изменяется, оно зависит от малейших событий, от любого нашего поступка. Ведь когда мы делаем что-либо, мы совершаем выбор. Как минимум делать или не делать, а еще и каким образом и т.д. Поэтому вероятностные нити могут только показывать возможное развитие событий. Но «толщину» нити можно увеличивать или уменьшать – таким образом изменяется вероятность наступления того или иного события.


В моей копилке умений есть трюк по уничтожению вероятности.

Выполняется следующим образом: вы чувствуете, что вероятно наступление какого-то нежелательного для вас события. В этом случае вы просматриваете данную вероятность и пока "длится картинка" создаете у себя в руках клуб серебряного пламени. Потом заливаете им эту картинку. Если в этот момент посмотреть на нить, то по ней пробежит серебряный огонек и нить "умрет"\"сгорит" и т.п.

@темы: магия, оккультизм, эзотерика

23:52 

Ничто не вечно...
Сказка о Зеркале

-- Охо-хо-хо-хонюшки-и-и-и… дела наши тяжкие… э-эх, вот будь я лет на полста моложе…
-- Что скрипишь, Пузанычь?
-- Да ноги крутит… дождь, видать, утром зарядит… обложной…
-- И-и! Пузанычь, ведь осень на дворе, чай!
-- Вот и я о том. Осень, дожди, сырость, а ноги-то старые, рассохшиеся, сырости не любят, вот и крутит их.
-- Эт’ да, эт’ точно, а у меня вот хвост ноет. А сменишь обличье, так поясницу хватает… э-эх, старость – не радость. Да…

Унылая, полутёмная комната, на окне старые, поблёкшие от возраста и пыли занавески, за окном хмарный осенний вечер. Напротив окна стоит старый, позапрошлого века ещё, резной комод. На нём, вольготно развалившись поверх вышитого соше, дремлет дымчато-серый котище.
Кот тоже стар – как и вся эта комната – кончики ушей и хвоста отморожены, на лбу шерсти почти нет – сплошные шрамы.
Между котом и комодом идёт неспешный старческий разговор. Обсуждают они, как водится у стариков свои изрядно надоевшие болячки, былую молодость и молодое поколение.

-- А представляешь, Тихон, что тут молодой хозяин давеча сказанул?
Кот издаёт вопросительное урчание.
-- Заходит он утром в комнату, покрутился туда сюда, похлопал дверцами шкафа, посмотрел на меня, пошатал. А я ведь сам знаешь, не люблю такого, вот и скрипнул недовольно, так тот поморщился, да и говорит: «А может всё-таки выкинуть тебя на свалку?»
-- Да, не уважает нынче молодёжь стариков, вот прежний-то хозяин и сливочек мне завсегда в воскресенье наливал, да не абы где, а в тёмный угол блюдечко ставил. А этот? Тьфу!
Кот презрительно фыркает и дёргает хвостом.
-- Так это ещё не всё! – Комод тихонько поскрипывает, распаляясь, ему явно не терпится поделиться последними новостями, – тут как раз хозяйка зашла, услыхала слова хозяина и говорит: «Лучше не надо на свалку, ему же лет стопятьдесят! Это ведь антиквариат! Продать выгоднее будет!»
-- Это что ж, Пузанычь, тебя продать хотят?
-- Да не, Тихон, погоди. Дай всё расскажу. У меня новость страшнее есть!
-- Да? Ну не тяни, рассказывай.
-- Ну ладно. Дальше я похуже слышал, они в другую комнату ушли. А говорили они о том, что продать наш дом хотят! Послезавтра новый хозяин приедет, смотреть будет!
-- Ох ты ж горюшко-то, вот супостаты! Да как они до бесстыдства такого-то додумались! Да как же можно дом-то родной, прадедом ещё строенный продавать? Ай-яй-яй!!!

Кот соскочил с комода и, причитая, метнулся в угол, под окно -- там была мышиная щель в подпол.
Из подпола ещё некоторое время доносились его причитания, а потом всё стихло. Где-то до полуночи по дому то тут, то там раздавались поскрипывания, постукивания, какие-то шорохи, а потом всё смолкло.
Старая мебель, рассохшийся пол. Пыль и паутина - обычные признаки давно заброшенного жилья. Мелкая домашняя нечисть долго обсуждала взволновавшую всех новость, но к утру попереживала, погомонила и утихла. Замерла в сонном оцепенении старости, ожидая нового потрясения.

***
Около полудня дом наполнился голосами и звуками шагов. Притихшая мебель прислушивалась и присматривалась к ходившим.
Ходили по дому трое: молодые хозяин с хозяйкой и молодой, в добротной одежде, говорившей о достатке, человек.
Они обошли все комнаты, осмотрели мебель, кухню, остатки старой утвари, наконец, вернулись в большую залу, занимавшую четверть первого этажа.

-- Значит, за это вы хотите два миллиона? – Голос говорившего был спокоен и деловит.
-- Да. Дом, конечно, старый, но крепкий. Ещё лет сто простоит. Ремонт, конечно, не помешает – здесь давно не жили, но торопиться с ним не нужно – ничего не разваливается, умели раньше строить. Да и участок немаленький, хоть и запущенный.
-- Ладно. Хорошо, я согласен. Идёмте к нотариусу – оформим сделку.
Люди ушли, и дом до вечера простоял в тишине. Потом с наступлением сумерек он снова наполнился шорохами, скрипами и едва слышными разговорами.
В комнате на первом этаже, где стоял комод, а на окнах уцелели занавески, снова возник Тихон.
-- Да, Пузанычь, прав ты был, ой прав! Продали нас! Вот ведь молодёжь-то пошла! Всё б им деньгу, да побольше, побольше… А на добро, что им предками оставлено плевать с высокой колокольни!
Ты помяни моё слово! Добром энто не кончится! – не на шутку разошедшийся домовой Тихон в обличье кота метался по комнате и исступлённо ругался.
Комод пытался его успокоить, но вяло и как-то неохотно, было видно, что он полностью согласен с домовым.
-- Так ведь хорошо было! Тихо, спокойно… Да, конечно, нет мне жизни без хозяев, да и дому тоже, а всё лучше, чем продавать его какому-то чужаку! Своё ведь, родное. Дедами-прадедами нажитое, спроворенное…
-- Тише, Тихон, ладно тебе, глядишь, авось поможет - кривая вывезет. Может и нормальный хозяин окажется, с пониманием…
-- Ага, как же держи карман шире! Совсем он зелёный и глупый! Зашел, как к себе домой, печи не поклонился. Меня, вон, на лестнице пнул, и ведь не со зла, а вообще не увидел…
-- Так и прежний-то тебя тоже не видел, не привечал…
-- Ну и что? Он же хоть не чужак был! Я ж ведь его крохой совсем помню! И дался ему этот город! Что ему здесь плохо, что ли было?
-- Ну, Тихон, ну успокойся. Ну, молодой, ну глупый, а ведь хозяин. А коль так то и продать может…
-- Да знаю я… тяжко мне, беду чую, огнь мерещится…
-- Охо-хо-хох! А вот это совсем плохо. Хорошо б он зеркало не потревожил…
-- Эт’ да, зеркало эт’ совсем беда… хорошо хоть хозяйка старая его на чердак в сундук снесла, да тряпьём завалила. Оно и не слышало там ничего и спало спокойно…
Постепенно успокаиваясь домовой ещё чуток попереживал, побродил по дому и завалился спать под много лет нетопленную печку.

***

Ещё неделя прошла в пересудах и перетолках. Где-то в её середине мебель разделилась на два лагеря. В одном была молодая мебель, почти не помнившая старого хозяина. Сын, которого продал дом, она просто радовалась тому, что в доме будут люди, которым она будет служить. А в другом была старая мебель, помнившая не одно поколение семьи, построившей этот дом. Старая мебель считала, что молодой, да и к тому же чужой хозяин – не к добру.
Ясным сентябрьским утром за воротами раздался звук подъехавшей машины, хлопнула дверь, проскрипели ворота. Машина, взрыкнув мотором, въехала во двор. Весь дом затих в осторожном, недоверчивом ожидании.
Тихон через подпол выбрался во двор. Перед домом стоял грузовик, новый хозяин курил неподалёку, а водитель откинул борта и поднимал тент. В грузовике были вещи, посуда, мебель, книги и техника.
Тем же путём – через подпол – домовой вернулся в дом и спрятался под печкой. Люди те временем заносили в дом вещи, расставляли мебель и технику.
Разгрузив машину, они уехали, а дом снова замолчал до вечера.
С наступлением сумерек в доме снова зазвучали скрипы и шорохи – вещи знакомились между собой, старые расспрашивали новых о молодом хозяине. Как стало совсем темно, в кухне собралась вся домашняя нечисть с участка. Пришли даже банный дед и огородный.
Между нечистью и мебелью потянулись длинные пересуды и расспросы. Выяснилось, что хозяину двадцать шесть лет, что он уже полгода женат, ждут ребёнка весной, что жена у него нормальная, хоть и любит в постели поваляться, что живут мирно, хоть изредка и ссорятся. Ну да с кем не бывает?
За разговорами прошла ночь. С петухами нечисть разошлась по своим лежбищам, мебель тоже смолкла. А потом раздался скрип калитки и во двор зашёл хозяин с женой. Молодые люди оставили сумки на крыльце и принялись за обход участка. Внимательно всё осмотрев, вернулись к крыльцу, подхватили сумки и зашли в дом.
День пролетел незаметно за расставлением и раскладыванием вещей, чертыханиями хозяина, вкручивающего лампочки и чистящего печь, напеванием хозяйки, занятой мытьём всего подряд и готовкой.
Наконец уже ночью хозяева улеглись спать.
-- Мишка, и мы будем здесь жить?
-- Ну да. Теперь это наш дом.
-- А вдруг здесь полно мышей? Я их боюсь…
-- Ничего, заведём кошку – она их переловит. Грязь тоже не беда. Дом долго простоял пустым, вот и накопилось… вымоем всё, вычистим и заживём потихоньку. Ты маленького родишь. Я напишу диссертацию… Тут в лесу озеро неподалёку, можно на рыбалку ходить, летом можно купаться… проведём телефон, подключим Интернет и можно не беспокоиться о работе. А какие здесь пейзажи? Чудо просто! Тебе столько материалов для рекламы!
Постепенно разговоры смолкли и хозяева уснули, немного пошушукавшись, уснул и дом, постепенно свыкаясь с мыслью, что в нём снова живут люди.
Следующий день прошел в хлопотах по хозяйству. И следующий тоже, и ещё один… Постепенно быт налаживался, купили дрова и уголь на зиму, завели кошку – смешного рыжего котёнка. Люди в селе привыкли к молодой паре, постепенно начали здороваться – они уже перестали быть чужаками, приехавшими из города, а стали молодыми из Усадьбы.

***

Прошла уже пара месяцев с того момента, как Михаил и Ольга въехали в Старую Усадьбу.
Живот у Ольги округлился, её беременность стала вполне заметной всем подряд.
В селе об этом недолго посудачили и решили, что дело молодое и правильное - нечего молодым без дитяти! Посудачили и умолкли. Осенью забот хватает, и урожай убрать, и огород к зиме подготовить. Тем, кто знает, и рассказывать нечего, а кто не знает, тем и за день всех дел не перескажешь, да и не о том речь…
В середине декабря Ольга добралась до чердака. Хламу там скопилось уйма, да всё руки не доходили до него – и внизу дел много.
-- Ой, Мишка, смотри, что я нашла!
Ольга добралась до сундука в дальнем углу и начала его разбирать. Наконец её глазам открылось зеркало, оно-то и вызвало у молодой женщины этот возглас. Оглянувшись, Ольга увидела, что мужа рядом нет, и пошла его разыскивать. По лестнице она спустилась на первый этаж и вошла на кухню.
Михаил сидел за столом и пил чай.
-- Мишка, пойдём, покажу, что я отыскала! Там такое обалденное зеркало! Пойдём скорее!
Вытащив зеркало на свет, прислонили его к стене и протёрли тряпкой.
-- Ты смотри, красота-то, какая! Старинное, и сохранилось прекрасно.
-- Да, видимо, прежние хозяева про него забыли, вот ничего и не сказали, а оно сейчас больших денег стоит, если продать с толком.
А посмотреть, и правда, было на что. Большое, почти в рост человека, зеркало с превосходной серебряной амальгамой уютно мерцало в свете клонящегося к закату солнца.
Резная рама красного дерева дышала стариной и умелыми руками создавшего её мастера…
-- Давай повесим его в спальне? Оно прекрасно будет гармонировать с обивкой дивана.
-- А может в зале? Пусть гости завидуют?
-- Нет, давай в спальне!
-- Ну хорошо.
Михаил не стал спорить и пошёл за молотком и гвоздями. Через несколько минут зеркало уже висело у двери в спальне и отражало сидевшую на диване Ольгу.
Полюбовавшись на своё отражение какое-то время, и поправив причёску, молодая жена пошла на кухню готовить ужин.
-- Ох беда-то, беда, Пузанычь, видал? Они зеркало не только нашли, но и в почивальню повесили! Эх, говорил ведь, что не будет добра от новых хозяев!
По комнате метался маленький домовой и причитал о горькой доле. Стоявший у стены комод сочувственно ему поскрипывал.
-- Может хоть предупредить их? Так ведь кто этих молодых знает? Поймут ли? Ну, я их всё равно предупрежу!
С этими словами взвинченный домовой убежал в хозяйскую спальню, где забился под шкаф.
Вечер прошёл как обычно: ужин, телевизор, книжка перед сном. Наконец в комнате погас свет, и через какое-то время послышалось ровное дыхание спящих…

***

-- О-о-ох!
-- Оленька, что с тобой? Да проснись же! Оля! – рука нашарила выключатель ночника. Зажёгся свет, и женщина проснулась.
-- Ох, Мишка, грудь что-то сдавило. Не вдохнуть, не выдохнуть!
-- Может вызвать скорую?
-- Да какая здесь скорая? Ночь, деревня, тут и скорой-то нет, а из города кто поедет?
-- Ну не знаю…
-- Вот, говорила же тебе, давай в городе квартиру купим! А ты нет! В деревню хочу там воздух свежий! А обо мне ты подумал?
-- Оля, ну хватит. Давно же всё решили!
-- Хватит? Да какой хватит?...
-- Ну, Оля…
-- Что Оля? Что Оля?!
Немного поругавшись, молодые люди уснули. Домовой же снова уселся на грудь человеку, но на этот раз он выбрал нового хозяина - вдруг у него достанет ума понять, что это предупреждение?
Михаил поворочался, повздыхал, наконец, смог стряхнуть с себя оцепенение сна и сел в постели. Недоуменно потер грудь, напробу глубоко вздохнул - дышалось совершенно свободно. Тогда он тихонько встал и вышел на кухню. Там заварил себе чай, вышел с курящейся чашкой на крыльцо, выкурил сигарету, попил чаю и вернулся спать.




***
-- Вот же горе-то! Молодые ж совсем были, и дитятю ждали…
-- Да как же так-то? Куда ж Господь-то смотрит?
-- Ведь разом полыхнуло! Не выскочил никто, даже косточек схоронить не осталось.
В селе снова появилась тема – в одну ночь, сгоревшая Старая Усадьба. Вот бабы, стоя в очереди и трепались языками.
-- Слышь, Марь Ванна, там никак зеркало уцелело? Может забрать?
-- Ты что? Окстись, родная! Оно ж три пожара видало, этот четвёртый! А ты забрать! От него ж и полыхнуло, поди! Вона как махом выгорело всё!
На село спускались скорые декабрьские сумерки. На пепелище падал мягкий, белый-белый, пушистый, такой только за городом и встретишь снег. Старое зеркало, закопчённое пожаром, но как ни странно абсолютно целое, отражало хмурое небо и падающий снег.
Из-под остова печи доносились тихие всхлипы домового, да угрюмо шушукалась дворовая нечисть, прикидывая, куда теперь податься на жильё.
Не всякий ведь возьмёт погорельцев себе. Не скоро и пепелище застроят. У нечисти век дольше человеческого, и помнят они древний покон лучше.
21.12.07

@темы: сказки

22:35 

тестик...

Ничто не вечно...
Сидит забившись в угол и печально смотрит на кусочек пергамента с буковками...

Отныне и присно и во веки веков вы продавец снов.
У вас самая богатая фантазия из всех магических продавцов – она поистине неистощима. Ваша загадочная добрая улыбка сразу располагает к себе ваших покупателей. Им очень сложно вас найти, для этого они бродят по ночам по улицам, вглядываясь в лунный свет, и, если им повезёт, то вы спускаетесь из ночной мглы на серебряном драконе. За свой товар вы просите разные вещи – от кого-то просто искренне улыбнуться, от кого-то мешок овсянки, от кого-то – бриллиант, а от кого-то – куриные перья. На следующий день вы проскальзываете с лунным светом в форточку к своему покупателю, забираете плату, которую тут же проглатывает дракон, лениво машущий крыльями за окном или свернувшийся клубком на крыше, и отдаёте ему сон. Каждый созданный вами сон от начала и до конца создан вами – вы придумываете его содержание, берёте кусок пергамента из кожи лунного зайца и пишете на нём сон невидимыми чернилами, которые вы получаете, зачерпывая воду из рек, в которых отражаются звёзды. Вы пишете сон двумя руками, совиными перьями – правой рукой от верхнего левого края (от начала сна), а левой – от правого нижнего (от конца сна), а заканчиваете одновременно в центре листа (на его середине). Потом каждый сон вы запечатываете в разноцветный конверт, каждый цвет – это характер сна. Красный – эротический, зелёный – приключенческий, синий – расслабляющий, чёрный – кошмар (на любителей), жёлтый – абсурдный. Конверты могут быть и полосатыми. Покупатель кладёт нераспечатанный конверт под подушку и ночью видит всё, что вы ему описали. Если такой конверт распечатать, то разобрать кроме вас никому ничего не удастся. Сами же вы мечтаете только об одном – как следует выспаться, потому что вы очень устаёте, даря другим призрачные иллюзии. image
Пройти тест

23:48 

Ничто не вечно...
Пока еще в процессе написания. тапочками не кидаться....


Глава 1.
- Проклятье! Ну, зачем я согласился на это? Почему я ввязался в этот бред? Кому я поверил?
- Хватит лгать самому себе. Ты прекрасно знаешь, что у тебя не было выбора, тебе его просто не оставили, это было предложение, от которого ты просто не мог отказаться. Так было всегда. Успокойся. Сегодня уже вечер, продолжать заниматься делом ты не сможешь, так что ложись спать.
- Докатился, разговариваю с самим собой, я и так нервный, а тут уже раздвоением личности попахивает. Надо спать.
Небольшая захламленная квартирка под самой крышей большого каменного дома. Две комнатки и кухонька. Везде валяются книги, свитки, алхимическая посуда и реактивы. Когда-то комнаты разнились между собой, но теперь единственная разница в том, что в одной из них стоит кровать.
Хозяин квартирки, карлик с хорошо заметным горбом свернулся калачиком в постели и забылся тревожным сном. Одежда комом брошена на пол, из гардероба выглядывает лента перевязи. Пахнет горькими травами и какими-то аптечными запахами. Вот такой он человек – Гарт дье Грэй. Никому не нужный отпрыск разорившегося рода Грэев, ученых и мистиков. С усилением церкви, и появлением в ней инквизиции многие старые рода быстро канули в Лету и вытерлись из памяти многих людей.

Привычная жизнь закончилась сегодня, ранним утром, которое началось со стука в дверь квартирки Гарта. Он нехотя проснулся и, накинув халат, пошел открывать, про себя недоумевая, кому и что могло понадобиться в такую рань. Когда недовольный ранним пробуждением Гарт открыл дверь, мальчишка-посыльный сунул ему в руки тонкий конверт и убежал.
Конверт был из дорогой голубоватой бумаги и запечатан серым сургучом. На сургуче была оттиснута печать Крыла Охраняющих и Стерегущих. Организации, о которой рассказывали легенды шепотом и за семью замками. Эта организация занималось охраной правопорядка, надзором за применением магии и блюла спокойствие империи.
Удивленный самим фактом того, что ему пришло письмо от Охраняющих, Гарт присел на расхристанную постель и с опаской сломал печать. В письме было всего несколько строк.
Уважаемый Гарт дье Грэй, вам надлежит не позднее десяти утра сего дня прибыть в управу Крыла Охраняющих и Стерегущих. Покажите это письмо стражу-привратнику, и он вас проведет дальше.
Он замер держа письмо в руках, в голове вскачь неслись мысли, основной была одна – зачем я им понадобился? Я не совершал ничего противозаконного, иначе здесь были бы сами стражи, а не их письмо. Дел у меня тоже с ними никаких нет. Может быть, кто-то из моих клиентов? Но тоже сомнительно, мне не кто ничего давно не заказывал, и деньги уже почти закончились.
Взгляд Гарта переместился на часы, они показывали половину седьмого утра. До управы идти было около полутора часов. Оставалось еще два часа на то чтобы позавтракать и собраться.
Зайдя на кухню, он приготовил себе омлет с беконом и кофе. Быстро позавтракав, умылся и намазал лицо собственного приготовления мазью для бритья. Эта мазь стоила ему месяца экспериментов и жутко чесавшейся от раздражения кожи, но зато теперь не нужно было ежеутренне скоблить лицо бритвой. Достаточно было просто нанести мазь на кожу и, подождав несколько минут смыть водой. Щетина исчезала под воздействием мази.
К сожалению Гарта, он не обладал лицензией на частную алхимическую практику, так как для этого нужен был диплом академии и солидный взнос в Управу Бумаг и Чинов. Родовое поместье было продано, когда он был еще ребенком. Отец оплачивал его обучение в академии, но Церковь обвинила отца в занятиях недозволенной магией, и скоро его не стало - Льеж дье Грэй не выдержал допросов. Из академии Гарта выгнали по окончании шестого курса, до окончания оставался еще год, и с тех пор денег едва хватало на жизнь.
Из-за отсутствия лицензии он не мог получить патент ни на одно свое изобретение и получать за них деньги. Приходилось перебиваться кое-какими мелкими заказами от разных сомнительных личностей, ведь частная практика без диплома тоже была противозаконной.
Умывшись, Гарт ненадолго задумался, что же ему надеть? Обычное городское платье врядли подходило для посещения управы. Наконец он решил надеть, что есть и прицепить под плащ перевязь – для аристократа, которым являлся Гарт, пусть и разорившегося, неприлично появляться перед высокопоставленным человеком без оружия.
Наконец собравшись, он вышел из дома и отправился к управе, ежась от утренней прохлады и взглядов попадавшихся по пути людей. Он знал, что с их точки зрения уродлив и вызывает неприязнь своим видом, но ничего не мог с этим поделать. Прошло чересчур много времени – дело было в том, что его в детстве уронили на пол, а нянька, боясь гнева отца Гарта, ничего не сказала об этом. Его тело начало формироваться неправильно, на спине стал появляться горб, сначала это прятали в пеленках, а потом стало поздно.
Не торопясь, Гарт дошел до управы и посмотрел на часы, которые были на башне городской ратуши. Часы показывали без четверти десять. Он подошел к фонтану на площади, и присел на скамейку, ожидая назначенного времени.
Мимо проходили люди, кто-то входил и выходил из управы и ратуши, кто-то кого-то ждал, кто-то спешил по своим делам - самый обычный день в городе. Наконец часы начали отбивать десять, и с боем часов он подошел к управе. За дверью его встретил привратник, и Гарт протянул ему письмо, которое принесли ему утром. Привратник молча просмотрел письмо, кивнул Гарту и молча пошел куда-то в глубь здания. Поднявшись по одной из лестниц на второй этаж, они подошли к двери одного из бесчисленных кабинетов.
- Входите. Вас ожидают.
Открыв дверь, страж пропустил его внутрь, и закрыл за ним дверь. Взгляду Гарта открылся просторный кабинет стены, которого были скрыты под стеллажами с книгами, свитками и папками. Окно напротив двери выходило на площадь и ратушу, карабкающееся к зениту солнце било прямо в глаза, поэтому человека сидящего за столом спиной к окну было трудно разглядеть.
- Здравствуйте, лэр Гарт. Прошу вас, присаживайтесь. – Человек встал из-за стола, сделал несколько шагов на встречу и показал рукой на два кресла у боковой стены.
- Я понимаю, что вы в недоумении относительно причины, по которой вы были вызваны сегодня ко мне. Дело в том, что мне нужна ваша помощь в одном неприятном деле, а возможно, что она понадобится и в дальнейшем. - Человек сел в кресло рядом с Гартом и пожевал губами, о чем-то думая.
- Простите, я не представился. Тоэй дье Акхари, старший управляющий Крылом Охраняющих и Стерегущих. Вас позвали в связи с убийством Ноэны дье Иннори.
- Но я не…
- Да, вы не знаете о ней ничего и совершенно не при чем. Будь это иначе, мы с вами беседовали бы несколько в ином месте. Девица Ноэна была убита довольно-таки жестоким образом, и видимо ее смерть была использована для недозволенной магии.
- Но причем здесь я? Я скромный алхимик без лицензии, веду тихий образ жизни, почти что не с кем не общаюсь.
- Конечно, но вы блестящий алхимик, имеете неплохое врачебное образование, а также прошли полный курс судебно-медицинской экспертизы.
- И?
- Понимаете, наш суд-мед эксперт скоропостижно скончался сегодня ночью, и нам нужен новый сотрудник, также этим делом естественно заинтересовалась Церковь, и нам необходимо раскрыть это дело раньше их, чтобы у Императора не возникло каких-либо проблем в связи с этим фактом.
- Я не хочу работать на вашу управу, да и на какую-то другую тоже. Вы сами прекрасно знаете, что мне тяжело находиться рядом с людьми по вполне ясным причинам.
- И тем не менее. К тому же это будет неплохим заработком, возможностью вполне спокойно заниматься вашими исследованиями, мы согласны закрывать глаза на ваши сделки с борделями. Конечно, ваши препараты вполне качественны и никаких нареканий не вызывают, но в случае вашего отказа…
- Хорошо. Я согласен.
- Вот и отлично! Для начала распишитесь здесь. – Он подал Гарту документ, подтверждающий его заявку на вступление в должность суд-мед эксперта. – Вот ваше удостоверение, знак Крыла и пропуск в здание управы, а вот и дело которым вы займетесь. Это поручено вам в качестве проверки умений. Мы решили, что так будет лучше поскольку в этом деле замешана инквизиция и вы будете у них под подозрением, так как ваш родитель и отец покойной Ноэны были близкими знакомыми.
С формальностями мы закончили. Тело убитой вы можете осмотреть в морге, рекомендую вам заняться этим для начала, все остальные действия на ваше усмотрение. Все известные нам факты найдете в деле, которое я вам дал. Завтра жду ваш отчет. Не мешкайте с расследованием.
Гарт встал, поклонился управляющему и вышел за дверь. У первого попавшегося служащего он спросил, как пройти в морг, выслушал подробную инструкцию и последовал ей. Морг располагался на втором этаже подвала, это было большое, холодное помещение, освященное голубым светом эльм-светильников.
Мертвые лежали на больших столах прикрытые простынями, пропитанными бальзамом, предохраняющим их от разложения. Патологоанатом оказался невысокого роста мужичком с изрядным пузиком, выдающим в хозяине немалую склонность к употреблению пива, долго не мог поверить, что новый суд-мед эксперт может обладать такой внешностью как у Гарта. Наконец, после того как он причитал постановление о зачислении в штат, подвел Гарта к столу, на котором находилось тело Ноэны.
- Я, конечно, понимаю, что служба есть служба, но все же, если станет плохо то тут под столом таз, опорожняйтесь в него. Я сам тут уже не один год провел, но такое не часто увидишь.
- Ладно, показывайте что там.
- Я вас предупредил. Таз под столом. – Наконец, тяжко вздохнув, врач откинул простыню, накрывавшую тело. Для глаза обычного обывателя картина была просто ужасающей. Когда-то миловидное тело девушки было полностью лишено кожи, живот рассечен от груди до паха и лишен внутренностей.
- Тело поступило без внутренностей?
- Нет. Отсутствовала только печень.
- Что вы можете сказать о смерти девушки?
- Ее убил профессионал. Или охотник. Кожа снята очень аккуратно, после чего извлечена была печень. Кстати, тело предварительно было обескровлено неизвестным образом – у нее небольшая ранка в сонной артерии. Остаточные следы ауры не несут следов чужого вмешательства. Как впрочем, и каких бы то ни было эмоций. Она была полностью спокойна.
- Это все?
- Да. Следов дурманящих веществ обнаружить не удалось.
- Что ж, спасибо. – Гарт несколько нетвердой походкой вышел из морга, а затем и из здания управы. В смятенных чувствах он направился к себе домой, чтобы немного успокоиться и почитать, что же находится в папке с делом Ноэны.
Придя домой и, переодевшись в домашнее, Гарт сначала озаботился приготовлением обеда, и уже после него приступил к папке. В ней оказалось всего два листка. На первом были данные о ней, а на втором заключение с места происшествия.
В целом получалась довольно туманная картина. Девица двадцати лет от роду из семьи разорившихся аристократов пять лет являлась студенткой академии, где училась на кафедре прикладной медицины. В любовных увлечениях замечена не была. Проживала со своими родителями. Была обнаружена около часа пополуночи в тупичке на малой рыбной улице в центре какой-то магической фигуры проходившим мимо патрулем. Исследования нацарапанной на земле фигуры не проводились.
Вопрос первый: а что могла делать незамужняя девица в портовом районе после полуночи? Да еще и пусть из разорившегося, но аристократического рода. Вопрос второй: почему аура свидетельствует о полном спокойствии?
Пока на эти два вопроса Гарт ответить не мог. Поэтому он для начала решил поговорить с родителями Ноэны – они явно могут рассказать больше, чем есть в имеющемся деле о ней самой.
Сборы были не долгими. Всего-то переодеться в городское платье, взять знак Крыла Охраняющих и Стерегущих и можно идти. Незаметно ежась под взглядами горожан, через небольшое время он пришел к небольшому дому в Среднем городе – здесь было чисто, в отличие от окраины и порта, но не богато как в центре. Основное население составляли средней руки купцы и мастеровые гильдий.
Дом, в котором жила семья дье Иннори был небольшим, двухэтажным особнячком который с честью нес на своих стенах следы прожитых лет, но все же был довольно уютным. Стены, сложенные из серого камня, до середины покрывал плющ, ставни окон, сейчас открытые, были из хорошего дуба и могли быть серьезным препятствием для недоброжелателей. Об упадке же свидетельствовал потускневший, кое-где выщербленный фамильный герб, в стенах угадывались следы охранных заклинаний и чар почти полностью истаявшие без подпитки.
Гарт поднялся по старому крыльцу к двери и вежливо постучал бронзовым молоточком. Когда-то и в нем было мощное защитное заклинание. Но оно тоже почти не ощущалось. Дверь открылась с негромким шелестом, за ней оказался старый слуга в потертой ливрее. Окинув цепким взглядом Гарта, он слегка поклонился.
- Доброго дня, уважаемый лэр.
- У меня дело к лэру Иннори.
- Проходите. – Слуга посторонился, пропуская Гарта внутрь, закрыл за ним дверь, затем проводил его в гостиную. – Располагайтесь, я доложу хозяину. – Слуга указал ему на диванчик и ушел куда-то наверх.
Через несколько минут со второго этажа спустился Айвор дье Иннори – отец Ноэны. На нем было домашнее платье темно-зеленого цвета без каких-либо украшений, мизинец левой руки охватывала печатка с изумрудом - фамильное кольцо семьи Иннори. Бледная кожа, удлиненный разрез глаз, какая-то птичья хрупкость фигуры - все выдавало в нем представителя семьи старой аристократии. Он сел в кресло напротив Гарта, поправил манжету сорочки, внимательно посмотрел в лицо Гарта и, наконец, сказал – Доброго дня, уважаемый лэр …?
- Гарт дье Грэй. К вашим услугам. Гарт слегка поклонился.
- Гарт? – на его лице мелькнула тень сожаления, а глаза стали пустыми, ничего не выражающими колодцами. – Позвольте узнать, что привело вас в мой дом?
- Ваша дочь.
- Простите, я не совсем понял вас. – Лицо Айвора становится холодной, ничего не выражающей маской.
- Дело в том, что мне поручено расследование ее смерти.
- Это какая-то ошибка. – Его лицо снова оттаивает, на нем появляется выражение недоумения, глаза немного округляются и удивленно блестят. – С ней все в порядке, она сегодня утром ушла в академию. Или с ней что-то случилось? – на лице появляется тревога за близкого человека.
- Простите еще раз, но сегодня утром, еще до зари, в управу крыла Охраняющих и Стерегущих поступило ее тело.
- Этого не может быть! Я сам провожал ее до академии. Видимо в вашей управе ошиблись!
В голове Гарта снова начался спринтерский забег мыслей – Лжет? Но зачем? Неплохо бы его просканировать. Или он сам под воздействием? Иннори… на гербе семьи дрозд, они певцы и музыканты. Магией разума пользуются, но семейная магия – искусство. Пробуем!
- Возможно, произошла трагическая ошибка, и я приношу свои извинения, и извинения от лица Крыла Охраняющих и Стерегущих. – Болтай. Отвлекай внимание. И сканируй. – А может быть это какая-то интрига Церкви… - Магические щупальца скользят по границе ауры Айвора.
- Хм. Возможно. Ваши извинения приняты.
- Простите еще раз. – Гарт плавно, чтобы не нарушить концентрацию, встал и слегка поклонился. – Не смею больше отнимать ваше время.
- Всего доброго. – Айвор тоже встает и провожает его к дверям. – Удачи в ваших расследованиях. – На этих словах он слегка морщится, выражая тем неодобрение подобной деятельностью.
Когда за Гартом закрылась дверь, он прислонился к стене и недоуменно потер лоб – сканирование показало, что Айвор дье Иннори не лгал, он действительно провожал свою дочь в академию. Или был уверен в том, что это его дочь, хотя аура не несла на себе следов чужого воздействия. Или они были искусно спрятаны от взгляда постороннего. Все же Гарт не был мастером в магии разума, он проходил только общий курс в академии.
Порученное, точнее навязанное ему дело принимало все более запутанный оборот.
Сначала он пошел в сторону своего дома, чтобы в покое поразмыслить над складывающейся ситуацией, но потом, вспомнив, что деньги подходят к концу, решил зайти в один из борделей, где пользовались его услугами.
До ближайшего из них, было несколько минут ходьбы через двор и проулок. Гарт, поскольку не был клиентом, решил войти с черного входа, которым пользовалась прислуга и живущие здесь девушки. Небольшой коридорчик и вот дверь в комнату Маман. Он постучался и ему ответил чуть хрипловатый голос – «Войдите».
Гарт зашел внутрь, Маман сидела за столом и листала приходскую книгу.
- Гарт, дорогой! А я как раз собиралась сегодня к тебе отправить Лику. Рада, что сам пришел. У меня закончились твои снадобья, а девочкам скоро надо будет снова их принимать, ты же сделаешь?
- Да. Оплата как обычно?
- Ну конечно. Мне нужно двадцать порций.
- Хорошо. Пусть кто-нибудь придет около полуночи за ними.
- Вот и ладушки. Посидеть в зале не хочешь?
- Нора, ты же знаешь, что я откажусь, зачем предлагаешь?
- А из вежливости! – Нора слегка улыбнулась старой шутке. Ей нравилось слегка поддевать Гарта еще со времен студенчества.
- Ладно. Твою привычку мы соблюли, так что я пойду.
- Всего доброго. Заходи как-нибудь - поболтаем.
- Не знаю, возможно.
- Ты всегда так говоришь, но приходишь только по делам.
- Ну, вот такой я… - Гарт кивнул на прощание и вышел из комнаты, а затем, опять таки через черный ход из борделя.
Придя, домой он переоделся в домашнее и, накинув рабочий халат, принялся за изготовление средства предохранения. Это снадобье было известно всем женщинам, но для его изготовления требовались уме6ния алхимика, поэтому его можно было приобрести за два золотых в аптеке, или у какого-нибудь алхимика. С Норой Гарт давно уже договорился о цене в один золотой. Так как для него это был один из немногих источников дохода и к тому же ингредиенты были достаточно дешевы.
Через пару часов, прервавшись на ужин и составление отчета, в котором он подробно изложил разговор с Айвором и результаты его сканирования, Гарт ненадолго задумался об этом деле, но ни к каким выводам он придти не смог, поэтому решил запросить отчеты некроманта управы о Ноэне дье Иннори. И завтра осмотреть место, где было найдено тело. Решив отложить расследование до утра, Гарт вернулся к изготовлению снадобий и закончил, как и планировал около полуночи.
В назначенное время в дверь постучалась девушка от Норы. Гарт отдал ей бутыльки, взял у нее деньги и решил сварить себе кофе. На кухне, когда кофе был готов и все дела были закончены, на него навалились сомнения в собственных возможностях провести порученное ему расследование. Чересчур много непонятного, необходимость закончить как можно быстрее и возможные препятствия со стороны церкви.



Глава 2

Утро второго дня в роли суд-мед эксперта, а фактически сыскаря началось, как и предыдущее - стуком в дверь. Недовольно ворча под нос по поводу того, что, по всей видимости, становится традицией пробуждение от грохота в дверь, и что в гробу бы он видел подобные традиции, Гарт накинул халат и открыл стучащему. Им оказался мальчишка-посыльный с пакетом при печати Крыла Охраняющих и Стерегущих.
Взяв пакет и заплатив мальчишке мелкой монеткой, Гарт пошел на кухню готовить себе завтрак. В пакете был отчет штатного некроманта, который проводил обследование тела Ноэны.
Бумага изобиловала канцелярскими оборотами и специфическими терминами, но в целом сводилась к тому, что это действительно тело Ноэны дье Иннори. Подтверждением этому служил тот факт, что у тела были все черты Ноэны, «поиск по сродству» указывал на морг, где и находилось тело покойной. А также в нем присутствовали отпечатки семейной магии Иннори.
Также в отчете говорилось о том, что некромант, проведя обряд вызывания духа покойной, а это было достаточно редким случаем, не смог его обнаружить. Редкостью подобные действия были из-за резкого их осуждения церковью, но в этот раз Император личным указом дозволил его.
Причиной отсутствия духа могло быть использование его каким-то другим магом, заключение духа в какой-то предмет, или же, что почти невероятно в данной ситуации, его воплощение в новом теле.
Новые факты только запутывали дело, ничего не проясняя. Поэтому Гарт решил следовать ранее намеченному плану действий. Ближайшим пунктом в нем значился осмотр места происшествия. Поскольку идти нужно было в портовый квартал, Гарт надел перевязь со шпагой, а также закрепил по метательному кинжалу в рукавах. Надев простое платье и взяв всего несколько монет, он отправился к указанному в деле месту.
Окунаясь в сутолоку улиц родного города, он привычно отстранился от нее. Укрылся за воображаемой прозрачной стеной сам как бы становясь прозрачным чтобы все окружающее – взгляды, чувства людей, события вокруг проходили сквозь не задерживаясь и не трогая чувств.
Внутренней безмятежности хватило до места происшествия. Внешне оно ничем не выделялось среди портовых улочек – просто еще один тупичок среди многих подобных.
Ну стоит в нем подпирая стену скучающий страж порядка, ну суетятся двое монахов, ну непонятные каракули на земле – и что? Когда Гарт начал заходить в тупичок констебль отлепился от стены и, дыша чесночным духом, пробурчал: - куда прешь? Не велено.
- Мне как раз велено. – Сказал Гарт и показал свой значок.
- Ладно, проходи. – Констебль снова прислонился к стене.
Гарт подошел к монахам, поздоровался с ними, предъявил им знак Крыла Охраняющих и Стерегущих и занялся осмотром. Выцарапанная на земле магическая фигура не имела ни малейшего отношения к классической начертательной магии. Она не содержала привычных лучей и символов стихий, только пересекающиеся в кажущемся беспорядке кривые и вписанные в них печати звезд и Имен. Гарт узнал печати Луны, Меркурия, Нептуна и Плутона, печать Аэнили – силы, которая несет изменения и Карха – древнего божества зверей. Из этого можно было сделать вывод о том, что здесь, по-видимому, проводился обряд изменения, но чего и во что – непонятно.
- Уважаемый лэр …? А что вы здесь делаете? – Это один из монахов.
- Я Гарт дье Грэй, веду дело об убийстве Ноэны дье Иннори. А вы, как я понимаю, заняты тем же самым?
- Да. А не могли бы вы нам сказать, когда мы сможем осмотреть тело покойной?
- Не могу вам сказать, так как это вне моей компетенции.
- Жаль. Что вы можете сказать об этом месте?
- Пока ничего, кроме того, что здесь была убита девица Ноэна и совершен некий, пока не ясный ритуал.
- Что ж, спасибо, хотя это мы знаем и сами, но хорошо то, что вы не стали чинить нам препятствий и честно ответили на ниши вопросы. Делай свое дело с миром и помощью господа, брат.
Второй монах, который все время присутствия здесь Гарта стоял с закрытыми глазами в водил перед собой резным жезлом, наконец, проявил интерес к окружающему выразившийся в том, что он открыл глаза и сказал своему спутнику: - я закончил. Идем.
Монахи направились к выходу из тупичка, а Гарт подошел к стражнику.
- Скажи-ка, а что за дома рядом с тем местом – Гарт махнул рукой – и кто их хозяин?
- Вон то длинное здание это один из складов, в нем шерсть, пакля и лес. А напротив дом пустует уже несколько лет – хозяин помер.
- А от чего он помер, не подскажешь?
- Констебль наморщил лоб припоминая. – Так от старости. Ничего необычного, хотя старикашка был противный.
- Ясно, спасибо.
Гарт вернулся к магической фигуре и взглянул на нее Истинным зрением. Земля вокруг нее слабо светилась от разлившейся силы, сама конструкция была черной – узор впитал в себя кровь жертвы, а потом она вся сгорела питая ритуал. Эфир постепенно восстанавливал свое нормальное течение взбаламученное проведенным ритуалом трансформации. Наблюдая характер всплеска можно было твердо сказать, что это был именно он, хотя и весь необычный. Уж в этом-то гарт разбирался хорошо, поскольку был алхимиком и не раз проводил его, хотя и классическим образом.
Здесь все было ясно. Теперь следовало направиться в Академию, так как, по словам Айвора дье Иннори он вчера провожал туда свою дочь. Кивнув на прощание констеблю, Гарт пошел к выходу из порта.
На одной из кривых портовых улочек Гарт увидел весьма неприятную картину человеческой наглости. Пара крепких молодцов отнимала деньги у безногого калеки просившего милостыню. Решив, что это не его дело – разбираться с уличными бандитами гарт уже хотел пройти мимо, но тут калека закричал: - Благородный господин, не оставьте своей милостью безногого!
- Вали отсюда. Блаародный. – Высказался один из бандитов.
Спускать подобную наглость Гарт не стал, поэтому он вынув шпагу из ножен пошел прямиком ко всей троице.
- Валите-ка отсюда вы сами, а то неприятное произойдет.
Молодцы решили что они сильнее, ведь их двое, а против них карлик, хотя и со шпагой. Поэтому они выхватили дубинки и сделали несколько шагов навстречу.
Драка заняла всего пару минут. На земле остался лежать один из бандитов с кинжалом в глазу, а второй сбежал, зажимая распоротое предплечье.
Гарт вытер шпагу и кинжал об одежду убитого и вложил оружие в ножны.
- Благодарю вас, благородный господин, убогий убогому не враг, верно? Что я могу для вас сделать?
- Ничего. Хотя… - в голове Гарта появилась интересная идея – ты не мог бы познакомить меня со старшиной нищих в этом районе?
- А зачем это нужно благородному господину?
- Хотел бы прикупить у него некоторые сведения.
- Хорошо. Приходите сюда на закате.
Кивнув нищему, Гарт направился далее. После этого небольшого приключения с ним до самой Академии не произошло ничего необычного. Придя туда он направился к ректору.

@темы: сказки

22:31 

Глючность повышеная, и ваапще делано на заказ...

Ничто не вечно...
В тексте использованы слова из песен
О. Арефьевой и Тэм Гринхилд
Также строка стихотворения Г. Соколовой


Взгляд в зеркало

Тепло материнских рук, нежная забота и чувство защищенности. Теплое золотистое сияние льющееся откуда-то сверху, оно вокруг меня. Обволакивает и укрывает от странных теней вне тепла рук. Падающий на голубизну неба в луже лист. Шелест деревьев, темная влажность земли внизу. Это Дом. Здесь я на своем месте. Теплота, поддержка и чуткое внимание.
В моей руке кисточка. Я вижу приятную рыжеватость розового бука, чувствую упругость волос колонка, тысячи цветов и оттенков переплетаются на кончике моей кисти. Я могу нарисовать все что угодно, любое окружение которое только захочу.
Рука движется сверху вниз, ровная, прямая черта, и первый символ повисает в воздухе – Я. Замереть. Насладится совершенством законченности, впитать в себя суть символа и стать им. Продолжить себя в нем. Плавное движение, нельзя торопиться, каждое движение полно смысла. Это как танец, хотя тело и не помнит каково это – двигаться вместе с музыкой, выражать звуки движениями. Движение слева на право и пара коротких росчерков. Второй символ повисает в воздухе – мир вокруг.
Он многообразен и изменчив. Он не Я, он вне, но я в нем. Линия сверху вниз и горизонтальная черта, две косые линии и третий символ готов. Теплое золото втекает в него и изливается в мир вне меня. Я чувствую биение жизни вокруг, эта пульсация несет радость и обещает продолжение всему, что я знаю.
Тени вокруг приобретают плотность, они приближаются к границам моего мира и проходят внутрь. Сон распадается дождем хрустальных осколков которые медленно тают в пустоте.
Кто эти люди? Что им нужно от меня? Почему они требуют чего-то?
На руках моих древесная кора,
На ногах – рыбья чешуя,
За спиною двух серебряных крыльев размах,
Так кто же Я?
Слова, они сплетаются в странные ритмы, которые тоже ткут полотно мира. Оно жесткое, неподатливое, его так сложно изменять. Тяжко, больно… Тем кто болен, боль чужая никогда не помогает…
Отпустите меня, зачем я вам нужен? Я не хочу так! Я могу по-другому!
Отпустите меня в мой сон
Там поет серебряный дождь
Там заждался меня мой конь,
Но следов в траве не найдешь…


Взгляд в лицо

Ждать. Ничего не получается, люди – предатели. Сломали, исковеркали, и ушли оставив под холодным осенним дождем. Воспоминания толкошатся, жгутся, тоже чего-то требуют. А как тут взлетишь? Небо серое, хмарное, тяжелые тучи пригибают к земле, даже холодные безразличные иголочки звезд не видны. Крылья отяжелели от воды и не могут поднять туда, где есть ветер.
Вот и приходится ждать, мелочно суетиться, совсем как человеку, пытаться урвать свой кусочек. Изворачиваться и хитрить в надежде, что все это пройдет.
Сплетать маленькие отрывки иллюзий и снов, слабенькие, почти незаметные чудеса… только чтобы протянуть до того момента когда можно будет вырваться из под этих туч, когда там высоко покажется лоскуток неба.

@музыка: Тэм "Отпустите меня в мой сон"

23:45 

Ничто не вечно...
...или подписался я тут на один флеш-моб. Вот такой:
1. Отмечаетесь в комментариях.
2. Я даю вам букву.
3. Вы выбираете из своего плейлиста 5 песен, начинающихся с этой буквы, и иллюстрируете каждую картинкой, которая у вас с этой песней ассоциируется.

Дом кукол "Вампирская хороводная"


Fort Royal "Выйди наружу"

Город 312 "Вне зоны доступа"

Коридор "Ветерок"

Линда "Ворона"

@темы: разноре

17:34 

результаты теста с аэтерна...

Ничто не вечно...
Ну что ж, Вы - Король
Главнейшая шахматная фигура, хотя отнюдь не сильнейшая. Но король - это игровой центр, который придает ей смысл. Все остальные фигуры созданы для защиты короля и его интересов. Вы - тактик, логичный в своих действиях. У вас много друзей, которыми вы с легкостью манипулируете, когда вам это нужно. Вы - душа компании и пользуетесь большим авторитетом не только среди свертников. Преследуя собственные цели, вы собираете вокруг себя "нужных людей" и достигаете эти цели без особых усилий. Вы, что говорится, мастер игры и сами устанавливаете в ней правила. Браво! image
Пройти тест

17:48 

Ничто не вечно...
какой ты дракон?
Ваше имя
так какой же?Восточноевропейский красный image

все гадания на aeterna.ru

13:47 

Ничто не вечно...
Сбой системы. Не найдено... интереса.
Фильмы в большинстве своём однообразны, книги скучны, а тексты песен бессмысленны. Окружающие обсуждают сплетни, увлечённо копаясь в чужом грязном бельё, забросив свою собственную жизнь в сломанную стиральную машинку. Не происходит ничего нового, да и, вобщем-то, не хочется ничего. Нет такого совершенного зарядного устройства, которое взяло бы и восполнило энергию, потенциал до 100%. Может где-то в другом месте, в другой день или час найдётся что-то, способное всколыхнуть в душе острый детский интерес…А пока, кажется, это что-то есть разве что в другом мире…image
Пройти тест

Дневник koshko1

главная